Ст 132 ч 1 ук рф судебная практика

Часть 4 ст. 132 УК РФ или дети не склонны ко лжи…. типичная уловка современного

Ст 132 ч 1 ук рф судебная практика

О современной  ситуации с рассмотрением уголовных дел по обвинению  преступления предусмотренных ч.4 ст. 132 УК РФ нельзя назвать оптимистичной с точки зрения перспектив стороны защиты. Количество оправдательных приговоров по данной статье в принципе по России можно пересчитать на пальцах. 

Около года я посвятил защите мужчины 75 лет обвинявшегося в совершении особо тяжкого преступления посягающего на половую неприкосновенность несовершеннолетних. 

Данное дело заставило меня вновь глубоко задуматься о несовершенстве нашей судебной системы и отсутствии реальной реализации принципа презумпции невиновности судами и органами предварительного расследования. 

Итак, летом 2018 года ко мне обратились родственники 75 летнего пенсионера которого обвиняли в том что он на улице одного из поселков нашей губернии приставал к девочке 11 лет, а именно погладил её ноги выше колен, а в последствии заманил в безлюдный проулок и поцеловал. 

Прибыв к своему подзащитному на тот момент уже находившемуся в СИЗО, я встретил 75 летнего старика почти слепого и глухого совершенно безобидного и постоянно плачущего от того что он на старости лет оказался в МЛС, и на его просьбу к сотруднику администрации во время приемки вновь прибывших провести его в туалет  он получил отказ в форме фразы «А у вас вообще никаких прав нет стойте и терпите». 

Проведя беседу я установил. Что мой подзащитный пенсионер, ветеран труда всю жизнь прожил в этом поселке. На пенсии занимался подсобным хозяйством и пас коз которых ежедневно проводил через улицы поселка в овраг для того чтобы они там паслись, а после обеда ходил в тот же овраг собирать для них крапиву. 

За несколько дней до нашей встречи он как всегда отвел коз в овраг, а в районе обеда повел обратно, но так как козы идут медленно он присел на лавочку посреди улицы (надо сказать на эту лавочку смотрят окна минимум 6 домов, рядом стояла соседка и качала своего внука. В этот момент на лавочку к нему подсела соседняя девочка, назовем ее –  «Варя» и они вели беседу о козах, курах и как идет жизнь в поселке. После этого мой подзащитный направился с козами домой. 

Примерно через пол часа он пошел в овраг собрать козам крапивы и эта же девочка увязалась за ним где помогла ему нарвать крапивы, за что он угостил ее конфетой, так как постоянно угощает конфетами местных ребятишек. 

Спустя еще 2 часа к нему домой пришел отчим девочки и сообщил что вызывает полицию так как он приставал к его дочери. 

Дедушка остался дома так как не понимал что произошло и и ничего предосудительного за собой не чувствовал.

Примерно через пол часа приехал наряд полиции, дедушку забрали в следственный комитет состоялся допрос, освидетельствование и отбор биометариала для днк- экспертизы, а на следующий день несмотря на наличие постоянного места жительства, наличие источника дохода в виде пенсии, большое число родственников детей и внуков, преклонный возраст и положительные характеристики его отправили в СИЗО, с формулировкой семьей не обременен, не работает, обвиняется в совершении особо тяжкого преступления.

Необходимо было выстроить линию защиты, для чего мною были опрошены взрослые жители поселка однако никто ничего подозрительного не видел.

Было заявлено ходатайство о проведении очной ставки с потерпевшей, однако следователь «в интересах несовершеннолетней» в нем отказал.

Было заявлено ходатайство о проведении днк-экспертизы на наличие следов на одежде и смывах рук, а также иных имеющих  значение для следствия местах. Результаты ее порадовали сторону защиты так как никаких следов какого-либо контакта обнаружено не было.

Однако у родителей девочки и следователя тут же появляется версия о том что после предполагаемого посягательства она играла с детьми и на улице и они обливались водой поэтому следов нет. 

Шли месяцы на каждом продлении меры пресечения я настаивал на освобождении моего подзащитного из СИЗО, но суд отказывал мотивируя это тяжестью совершенного преступления. В итоге удалось добиться перевода подзащитного в тюрьму больницу для всестороннего обследования ( если это можно так назвать так как там даже нет врача окулиста, а тонометр рекомендовали купить за свой счет).

В итоге заключение врачей обнаружена «онкология» под? необходимо до обследование. При этом перед помещением  ТБ его этапируют в г.

https://www.youtube.com/watch?v=ImRJwfkCgLY

Уфа на судебно-психиатрическую экспертизу так как в нашей губернии ее не проводят ввиду несоответствия отделения «Европейским нормам гуманизма»,  Пока подзащитный находится в обратном пути в СИ г.

Екатеринбург наступает время продления стражи и замечательный судья несмотря на все ходатайства стороны защиты требующей видеоконференцсвязь с СИЗО соседнего города, в целях соблюдения права на защиту в этом отказывает с мотивировкой в СИЗО нельзя дозвониться ни по 1 известному номеру.

И о чудо областной суд отменяет данное порочное продление стражи и видит в ходе заседания что обвиняемый его (суд) не видит и не слышит без помощи защитника находящего в тюрьме больнице в ходе заседания.

продление стражи отменяет и с учетом выполненных требований ст. 217 УПК РФ и состояния здоровья изменяет меру пресечения на домашний арест, без права прогулок и использования средств связи.

Пол дела сделано подзащитный дома и имеет возможность получать нормальную мед. помощь.

Надо сказать что изучение дела выявило еще большие не стыковки.

  Показания потерпевшей постоянно меняются, в части событий и способа посягательства, на допросе с применением видеозаписи на главные вопросы она отвечает с подсказок матери.

Психиатрическая экспертиза говорит что девочка не склонна ко лжи (впрочем в нашей губернии она так говорит а 100% случаев из тех что мне приходилось встречать) и однозначно не рекомендует ее участие в судебных заседаниях.

Судебно-психиатрическая экспертиза моего подзащитного также говорит что он не склонен к «педофилии» и более того у него имеется точнее отсутствует половая функция ввиду наличия заболевания.  Прямых свидетелей произошедшего нет.

Девочка после событий еще час играла с детьми на той же улице, после чего якобы сообщила о том что дедушка ее трогал отчиму (и это при наличии глубокой психологической травмы согласно заключению психологов).

В общем мною не было найдено ни одного доказательства указывающего на виновность подзащитного. 

Начинается суд. Который категорически отказывает нам в вызове и допросе потерпевшей, и несовершеннолетних свидетелей в возрасте от 12 до 16 лет с которыми общалась в тот день после событий потерпевшая.

Допрашивают лишь их родителей которые говорят что их дети ко лжи не склонны, но и за дедушкой ничего странного они не замечали и знают его с детства, а сама потерпевшая сейчас продолжает жить обычной жизнью и изменений в её поведении  не произошло.

Лишь мать потерпевшей убеждает всех в глубокой психологической травме дочери, а также постоянно делает упор на козах и том что пенсионер мешает им так как они едят цветы на клумбах и справляют нужду на проезжей части и детской площадке. 

Интересна личность матери она один из руководителей крупной коллекторской компании и юридически грамотна.

Суд постоянно задает вопрос моему подзащитному а какие основания у свидетелей оговаривать Вас в совершении особо тяжкого преступления, под страхом уголовной ответственности.

На что мною неоднократно делались замечания, о том что мы не обязаны доказывать свою невиновность, и обосновывать мотивы оговора.

Этот довод стал кстати основным аргументом в опровержении доводов стороны защиты при вынесении приговора.

Особый интерес вызвал допрос педагога присутствовавшего при проведении следственных действий которая была классным руководителем потерпевшей я явно ей и ее семье симпатизировала, однако на вопрос защитника как проходила проверка показаний потерпевшей на месте видимо по неопытности ответила правду: «Мама все показывала и рассказывала о произошедшем,  следователь все записывал, а о потом мы все вместе фотографировались». 

В период рассмотрения дела судом мой подзащитный начал проходить «химиотерапию» в связи с чем я просил суд не менять меру пресечения на период обжалования приговора так как было заведомо понятно его содержание.

Все доводы защиты об отсутствии доказательств вины и наличии неопровержимых сомнений в виновности суд отверг, сославшись на отсутствие сомнении в показаниях потерпевшей не склонной согласно заключения экспертов ко лжи и фантазированию.

при этом ной неоднократно заявлялись ходатайство о проведении по делу дополнительной судебно-психиатрической экспертизы в ином экспертном учреждении ввиду существенных противоречий и неполноты методики, однако суд в их удовлетворении без изготовления мотивированного постановления отказывал.

Итак, как итог приговор 6 лет лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строгого режима и дополнительным наказанием в виде 1 года ограничения свободы. Окончательно к отбытию с учетом нахождения под стражей и домашним арестом  5 лет лишения свободы. 

Однако история не так плохо окончилась, правда в нашем конкретном случае. Подзащитный,  опасаясь что при наличии жалобы прокурора приговор могут ужесточить просил его не обжаловать. Сразу после его поступления в СИЗО мною, были представлены все медицинские заключения и справки.

Как итог спустя месяц (правда встретив 76-летие в колонии строгого режима) на основании заключения медицинской комиссии  по ходатайству врачей уже другой суд полностью освободил его от наказания и освободил из под стражи незамедлительно в связи с наличием заболевания препятствующего отбытию наказания.

Приговор он обжаловать не желает, так как сильно переживает и в силу своего здоровья, каждое заседание переносил с трудом, проходит лечение. 

Мать потерпевшей, узнав об освобождении, пишет во все инстанции и СМИ,  требуя ограничить моего подзащитного в свободе, и выборе места жительства.

Сколько еще людей в нашей стране будет осуждено в совершении особо тяжкого преступления только на словах потерпевшей стороны, при отсутствии веских доказательств и улик?

Я неоднократно встречал людей которые обращались ко мне и моим коллегам  с вопросами к примеру  что будет если их мужа (обвиняемого по ст. 132 ч.4) посадят и перейдет ли в этом случае им его доля в квартире, и можно ли примириться если он передаст свою долю.

Необходимо разработать более совершенную систему психиатрической и психологической экспертизы несовершеннолетних потерпевших. Случаи отказа в допросе на основании ч.6 ст.

281 УПК РФ должны иметь экстраординарный характер ввиду ограничения права на защиту. Введение законодательного запрета на применение ст.

73 УК РФ по данной категории преступления являлось преждевременным при низком уровне судебной и следственной системы. 

Источник: https://pravorub.ru/articles/88216.html

Статья 132. Насильственные действия сексуального характера

Ст 132 ч 1 ук рф судебная практика

Статья 132. Насильственные действия сексуального характера

1.

Мужеложство, лесбиянство или иные действия сексуального характера с применением насилия или с угрозой его применения к потерпевшему (потерпевшей) или к другим лицам либо с использованием беспомощного состояния потерпевшего (потерпевшей) –

наказываются лишением свободы на срок от трех до шести лет.

2. Те же деяния:

а) совершенные группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой;

б) соединенные с угрозой убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, а также совершенные с особой жестокостью по отношению к потерпевшему (потерпевшей) или к другим лицам;

в) повлекшие заражение потерпевшего (потерпевшей) венерическим заболеванием, –

наказываются лишением свободы на срок от четырех до десяти лет с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового.

3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, если они:

а) совершены в отношении несовершеннолетнего (несовершеннолетней);

б) повлекли по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего (потерпевшей), заражение его (ее) ВИЧ-инфекцией или иные тяжкие последствия, –

наказываются лишением свободы на срок от восьми до пятнадцати лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до двадцати лет или без такового и с ограничением свободы на срок до двух лет.

4. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, если они:

а) повлекли по неосторожности смерть потерпевшего (потерпевшей);

б) совершены в отношении лица, не достигшего четырнадцатилетнего возраста, –

наказываются лишением свободы на срок от двенадцати до двадцати лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до двадцати лет или без такового и с ограничением свободы на срок до двух лет.

5. Деяния, предусмотренные пунктом “б” части четвертой настоящей статьи, совершенные лицом, имеющим судимость за ранее совершенное преступление против половой неприкосновенности несовершеннолетнего, –

наказываются лишением свободы на срок от пятнадцати до двадцати лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до двадцати лет либо пожизненным лишением свободы.

Постановление Конституционного Суда РФ от 06.06.2017 N 15-П”По делу о проверке конституционности пункта 1 части третьей статьи 31 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросом Ленинградского областного суда”

1.

Согласно пункту 1 части третьей статьи 31 УПК Российской Федерации в редакции Федерального закона от 5 мая 2014 года N 130-ФЗ (с учетом изменений, внесенных Федеральным законом от 8 марта 2015 года N 47-ФЗ) верховному суду республики, краевому или областному суду, суду города федерального значения, суду автономной области, суду автономного округа, окружному (флотскому) военному суду подсудны, в частности, уголовные дела о преступлениях, предусмотренных частью второй статьи 105, частью пятой статьи 131, частью пятой статьи 132, частью шестой статьи 134, частью четвертой статьи 210, частью пятой статьи 228.1, частью четвертой статьи 229.1, статьей 277, частью третьей статьи 281, статьями 295, 317 и 357 УК Российской Федерации, за исключением уголовных дел, по которым в соответствии с положениями Уголовного кодекса Российской Федерации в качестве наиболее строгого вида наказания не могут быть назначены пожизненное лишение свободы или смертная казнь.

Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 26.04.2017 N 49-АПУ17-6Обстоятельства: Вынесено постановление о выдаче обвиняемого правоохранительным органам иностранного государства для привлечения его к уголовной ответственности.Определение ВС РФ: Постановление оставлено без изменения.

Согласно исследованным материалам, приговором Куйичирчикского районного суда по уголовным делам Ташкентской области Республики Узбекистан от 11 марта 2010 года Тургунбаев осужден по п. “г” ч. 2 ст. 118 и п. “г” ч. 2 ст. 119 УК Республики Узбекистан (п. “б” ч. 2 ст. 131 и п. “б” ч. 2 ст. 132 УК РФ) к 9 годам лишения свободы.

Постановление Конституционного Суда РФ от 16.03.2017 N 7-П”По делу о проверке конституционности положений пункта 2 части второй статьи 30 и пункта 1 части третьей статьи 31 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, части второй статьи 57 и части второй статьи 59 Уголовного кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданина В.Д. Лабусова”

1.

Согласно пункту 2 части второй статьи 30 УПК Российской Федерации суд первой инстанции по ходатайству обвиняемого рассматривает в составе судьи федерального суда общей юрисдикции и коллегии из двенадцати присяжных заседателей уголовные дела о преступлениях, указанных в пункте 1 части третьей статьи 31 данного Кодекса (за исключением ряда составов преступлений из предусмотренных статьями 131, 132, 134, 212, 275, 276, 278, 279 и 281 УК Российской Федерации), которым, в свою очередь, устанавливается подсудность уголовных дел верховному суду республики, краевому или областному суду, суду города федерального значения, суду автономной области, суду автономного округа, окружному (флотскому) военному суду.

Определение Конституционного Суда РФ от 17.01.

2017 N 62-О”Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Граженского Игоря Владимировича на нарушение его конституционных прав пунктом 1 части третьей статьи 31 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации и пунктом 2 статьи 1 Федерального закона от 23 июля 2013 года N 217-ФЗ “О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации и статьи 1 и 3 Федерального закона “О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации и признании утратившими силу отдельных законодательных актов (положений законодательных актов) Российской Федерации” по вопросам совершенствования процедуры апелляционного производства”

Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации в пункте 2 части второй статьи 30 предусматривает, что уголовные дела о преступлениях, указанных в пункте 1 части третьей его статьи 31, за исключением уголовных дел о преступлениях, предусмотренных частью пятой статьи 131, частью пятой статьи 132, частью шестой статьи 134, частью первой статьи 212, статьями 275, 276, 278, 279 и 281 УК Российской Федерации, суд в составе судьи федерального суда общей юрисдикции и коллегии из двенадцати присяжных заседателей рассматривает по ходатайству обвиняемого.

Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 20.12.2016 N 56-АПУ16-27Приговор: По ч. 3 ст. 30, п. “а” ч. 2 ст. 158 УК РФ за покушение на кражу, по п. “а” ч. 3 ст. 111 УК РФ за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, по п. п. “д”, “ж”, “к” ч. 2 ст. 105 УК РФ за убийство.Определение ВС РФ: Приговор изменен, осуждение по п. “а” ч. 3 ст. 111 УК РФ и по п. “к” ч.

2 ст. 105 УК РФ исключено; осужденному-1 назначено 22 года лишения свободы с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев; осужденному-2 – 19 лет лишения свободы с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев, осужденному-3 – 18 лет лишения свободы с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев, осужденному-4 – 20 лет лишения свободы с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев.

Защитник Кузьмин К.А. в интересах осужденного Строка Г.В. просит вынести в отношении него оправдательный приговор по ст. 132 УК РФ, поскольку в резолютивной части приговора решение по этому обвинению не отражено, а в описательно-мотивировочной части указано, что это преступление фактически не доказано.

Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 02.03.2016 N 193П15Приговор: По ч. 3 ст. 135 УК РФ за совершение насильственных действий сексуального характера в отношении своих малолетних детей с использованием беспомощного состояния потерпевших; по п. “б” ч. 4 ст.

132 УК РФ за совершение развратных действий без применения насилия в отношении лиц, заведомо не достигших двенадцатилетнего возраста.

Определение ВС РФ: Уголовное дело направлено на новое рассмотрение, поскольку суд к формированию коллегии присяжных заседателей не приступил, сославшись на внесенные ФЗ от 28.12.2013 N 432-ФЗ в п. 2 ч. 2 ст.

30 УПК РФ изменения, исключившие из рассмотрения с участием присяжных заседателей уголовные дела о преступлениях, предусмотренных ч. 4 ст. 132 УК РФ, вынес новое постановление о рассмотрении уголовного дела судьей единолично.

По приговору Владимирского областного суда от 3 декабря 2014 г. Б. осужден по ч. 3 ст. 135 УК РФ и по п. “б” ч. 4 ст. 132 УК РФ.

Источник: https://legalacts.ru/kodeks/UK-RF/osobennaja-chast/razdel-vii/glava-18/statja-132/

ПраваРешения
Добавить комментарий